НАЦИОНАЛЬНОЕ И КОММУНИСТИЧЕСКОЕ В ТВОРЧЕСТВЕ ХАРЧИКОВА.

 

Опубликовано в газете «Совет рабочих депутатов», № 5, 2007.

 

Когда говоришь с людьми о творчестве Александра Харчикова, замечаешь, что многие поддаются соблазну разделить его песни на две части: коммунистическую и националистическую. Коммунисты не слушают националистические песни и считают, что в национализме – слабость Харчикова. Националисты, в свою очередь, не воспринимают коммунистические песни и идею восстановления Советского Союза. На самом деле никакого противоречия нет. Творчество Харчикова – единое целое, которое нельзя разделять, повинуясь партийным пристрастиям. Более того, именно единство национального и коммунистического делает эти песни современными и нужными патриотам сегодня.

Мы живем в мире, где все национальное подавляется. Сила глобального капитализма уничтожает национальную промышленность, заменяя ее транснациональными корпорациями, национальную культуру, заменяя ее усредненной массовой культурой, и даже национальную политику, на место которой приходит вмешательство извне, как мы это видели в Югославии и Ираке. На этом фоне с необходимостью рождается мысль: если капитализм глобален, то ответ на его вызов неизбежно приобретает национальную форму. Тому примером Белоруссия и Венесуэла – две маленькие страны, которые успешно реализуют свои национальные проекты, закрывшись от разрушительного воздействия глобального капитализма. Национализм и антикапитализм сейчас являются синонимами.

 Связь между антикапитализмом и национализмом прекрасно понимал Сталин. Когда стало очевидным, что мировой революции в ближайшее время не произойдет, он выдвинул тезис о построении социализма в одной отдельно взятой стране. Эта идея стала ничем иным, как основой национального проекта, противостоящего силам глобального капитализма – а эти силы и тогда не дремали, достаточно вспомнить, что после войны Запад пытался навязать СССР и другим социалистическим странам «план Маршалла». В результате этого плана все капиталистические страны Западной Европы попали под американское влияние. В то же время, СССР и социалистические страны самостоятельно восстановили свои национальные экономики. Что касается принципа интернационализма, то он не противоречит национализму, а дополняет его. Ведь интер-национализм может существовать только если существуют нации, иначе это будет уже не интернационализм, а космополитизм, когда человеку все равно, какой он национальности и в какой стране живет.

Скажем «да» нашей красной идее

И диктатору русскому – «да»! –

поет Харчиков. «Только «красная идея и русская диктатура» (в условиях неуклонного сокращения и гибели нации - только русская диктатура!) могут спасти нашу многострадальную Родину...» - пишет он в одной из статей. Идея русской диктатуры у Харчикова не противоречит идее диктатуры пролетариата, так как основную часть пролетариата (людей наемного труда) составляют сейчас именно русские, поэтому русская диктатура будет одновременно и диктатурой трудящихся. Именно Великая Русь, пелось в советском гимне, сплотила навеки Союз нерушимый республик свободных. Признание особой роли русского народа, таким образом, не противоречит принципам коммунизма. Наоборот, многие крупные философы указывали, что русский народ – самый антикапиталистический народ в мире, что ему полностью чужд капиталистический дух торгашества.

Харчиков радикален как в своем коммунизме, так и в своем национализме. Это отталкивает умеренных, но притягивает к нему сердца истинных патриотов. И эти патриоты должны понимать, что национальное и коммунистическое сегодня неразделимы. Именно единство этих двух принципов делает Харчикова не только продолжателем идей Сталина, но и по-настоящему современным лидером, которого так не хватает российской патриотической политике. Будущее – не за умеренными, а за радикалами, и не за теми кто разделяет коммунистическое и национальное, а за теми, кто понимает: красная идея и русская диктатура сейчас неразрывны.

А.В. Митрофанова, доктор полит. наук,

Член-корреспондент Петровской академии наук и искусств



НАЗАД В "АНАЛИТИКУ"